Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.


Автоцены с потолка 918

Версия для печати

Автоцены с потолка

Декабрьская паника и внезапный наплыв казахстанских покупателей вызвали небывалый рост цен и дефицит автомобилей на челябинском вторичном рынке.

Надвигающийся кризис, обвал курса рубля и санкции сделали свое дело: производители один за другим повышают цены на 50 – 150 тыс. руб. Однако на вторичный рынок это повлияло неоднозначно: продавцы автомобилей регулируют цены самостоятельно, отчасти ориентируясь на прайсы дилеров, но, по большому счету, указывая совершенно произвольные цифры. Такая ситуация сложилась на рынке с декабря прошлого года и наблюдается до сих пор.

Все дело в казахах

Еще в октябре 2014-го вторичный рынок падал по отношению к первичному более чем на 8%. Но обвал рубля сначала на 30%, а потом на 40% привлек на шопинг в Россию жителей Казахстана и Белоруссии. Карты в руки им вложил Таможенный союз — отсутствие заградительных пошлин и крепкий курс национальных валют привели к тому, что российские цены на товары стали для жителей соседних государств буквально новогодним подарком. Они покупали не только автомобили: сметали бытовую технику, одежду, драгоценности и даже квартиры. Выгода исчислялась иной раз тысячами долларов. Например, популярные у белорусов Renault Duster и Logan в России стоили от $11,7 тыс. и $9,6 тыс. соответственно. А в Минске ценники на эти же модели начинались от $18,9 тыс. и $13,9 тыс. Забугорный спрос подстегнул не только первичный авторынок, но и вторичный. Естественно, в первую очередь в регионах, граничащих с Казахстаном и Белоруссией. «Где-то в середине ноября нам упала первая заявка из Казахстана, мы удивились, но не более, — говорит Виталий Нефедов, директор челябинской компании по подбору автомобилей «ЗБС-авто». — Потом пришла десятая, пятнадцатая заявка... А в какой-то момент один из знакомых перекупщиков рассказал, что за один день продал покупателям из Казахстана 23 автомобиля. Они скупали все, вплоть до откровенных «висяков» вроде Porsche Cayenne, который в Челябинске продавался 2,5 года». Особенным спросом в Челябинске у иностранных покупателей пользовались Toyota Land Cruiser 200 и Prado, BMW X5 и 6, популярные модели Mercedes. Но абсолютным хитом продаж стала Toyota Camry. «От продавцов на авторынке я слышал несколько историй и склонен им верить, — смеется Виталий Нефедов. — Казахстанцы не просто выбирали Camry, они дрались из-за автомобилей в хорошем состоянии, перебивали цену».

Хватай не глядя

Начиная с «черного вторника» 16 декабря на авторынок (как первичный, так и вторичный) бросились и российские покупатели: люди в панике скупали автомобили, чтобы не остаться с обесценивающимися деньгами на руках. «Тогда стало по-настоящему жарко, — рассказывает Виталий Нефедов. — У нас было несколько случаев, когда мы уже оформляем сделку и при нас продавцу звонят казахи, предлагают на 30 – 50 тыс. руб. больше. И самое главное, это продолжалось почти до февраля». Частные продавцы в неофициальных беседах также подтверждают, что жители Казахстана покупали по два, а то и по три автомобиля, пользуясь разницей курсов.

Ажиотаж привел к вполне логическому финалу: количество предложений на вторичном рынке Челябинска к сегодняшнему моменту сократилось в четыре раза — рынок просто вымели. А те продавцы, которые придержали свои автомобили до сегодняшнего момента, сильно подняли цены. Самое серьезное подорожание наблюдается у относительно свежих автомобилей в возрасте до трех лет. Впрочем, рост цен на вторичном рынке — это общероссийская тенденция. И южноуральские торговцы подержанными машинами считают, что федеральные данные относительно роста цен соответствуют местным. По данным агентства «Автостат», за декабрь (по отношению к ноябрю) цены на Toyota Camry выросли на 20,5%, Hyundai ix35 подорожал почти на 19%, Toyota Corolla — более чем на 14%. Почти так же прибавили в стоимости BMW пятой серии, Nissan X-Trail и Opel Astra. Чуть меньший рост продемонстрировали Nissan Qashqai, Daewoo Nexia и Mitsubishi Lancer — они подорожали в среднем на 11%. Ford Focus прибавил 8%, чуть больше подорожали Renault Logan (8,4%) и Lada Priora (9%). Максимум получить хотят продавцы Lexus ES — за седан 2011 г. в хорошей комплектации они просят 1,66 млн руб. (+46,4%). «В декабре и январе цены росли на глазах, — вспоминает директор «ЗБС-авто». — Мы звоним продавцу, у которого в объявлении стояла цена 850 тыс. руб., а нам называют цену уже в 950 тыс. Причем торговаться никто особо не желает. Аргумент железный: не заберем мы — заберут казахи». Однако на вторичном рынке есть ряд предложений, которые не заинтересовали покупателей. В декабре ценники снизились на Jaguar XJ (на 20%), Mercedes-Benz E-Class (11%), Renault Duster (4,7%), ВАЗ-2110 (15,3%).

Не рынок, а базар

К февралю вторичный рынок в Челябинске притормозил, но кардинально ситуация не изменилась, разве что сократилось число предложений в ценовом сегменте «800 тыс. руб. плюс». Но и запросы казахских покупателей стали скромнее: те, что побогаче, уже успели приобрести свой Land Cruiser. На руку среднему казахскому классу сыграли договор о Евразийском экономическом союзе и Технический регламент Таможенного союза «О безопасности колесных транспортных средств», которые вступили в силу с 1 января 2015 г. и сняли требования экологических норм. Грубо говоря, в Казахстан теперь спокойно можно ввезти старушку Lada, которая не соответствует даже требованиям Евро-3. И это еще больше раззадорило казахов. Если в декабре на рынке сметали достаточно дорогие автомобили, то с января волна продаж пошла по среднему и даже бюджетному сегменту. К середине февраля рыночные игроки замечали, что казахстанцы еще не полностью успокоились, просто перешли на покупки другого уровня. Это можно отследить даже по регистрационным операциям и загруженности Челябинского отделения ГИБДД. Правда, сейчас волна казахской интервенции пойдет на спад: в соседней республике появилась угроза девальвации валюты. На спрос повлияет и другой фактор: в ближайшее время для казахстанцев планируется открыть бестаможенный доступ в Киргизию. В таком случае опустошенный южноуральский вторичный авторынок уже не будет столь привлекателен. Тем более что из некогда широкого ассортимента на нем сейчас остались преимущественно автомобили либо с сильно завышенными ценниками, либо юридически «грязные» варианты. Что, кстати, по мнению самих игроков, может стать основной проблемой 2015 г.: тяжелая экономическая ситуация подхлестнет выброс на рынок кредитных автомобилей, владельцы которых попытаются обмануть покупателя и банк. На этом фоне намечается небывалый спрос на услугу подбора. Это подтверждает Виталий Нефедов. «С одной стороны, покупательская лихорадка пошла нам на пользу, — говорит эксперт. — Люди по-прежнему хотят вложить деньги и купить хороший автомобиль, но не в состоянии сами его подобрать: за действительно выгодными предложениями приходится гоняться. Мы фиксируем рост количества обращений. С другой стороны, дефицит затрудняет работу: искать хорошие варианты приходится уже не только в рамках Челябинска — нужно мониторить объявления со всего Урала. Основная проблема сейчас — стоимость автомобилей. Казахская лихорадка перегрела рынок — продавцы натурально ломят цены, выставляя машины на 100 и даже на 300 тыс. руб. дороже! Например, та же Camry 2008 г. стоила 850 тыс., в декабре — 950 тыс., а сейчас за нее просят миллион!». С Виталием соглашается и его коллега, предприниматель Алексей Рыбаков, который занимается подбором авто на заказ в частном порядке. «Ford Focus подорожал сейчас чуть ли не вдвое, — говорит предприниматель. — В ноябре-декабре можно было подобрать авто 2012 г. и заплатить за него около 450 тыс. руб., а сейчас за такой «Форд» придется отдать около 670 тыс. Или, например, Volkswagen Tiguan 2011 г. выпуска — его рыночная цена была около 790 тыс., а сейчас люди не стесняются просить больше миллиона. Также подорожал и Nissan Teana: за машину 2011 г. человек хочет 1 млн 150 тыс., а еще осенью они продавались за 700. Но люди все равно идут за покупкой. Просто примиряются с мыслью, что их автомобиль будет на пару лет старше или, может, в комплектации чуть беднее, чем они рассчитывали».

kd_blok_p_030-032.jpg

На вторичном рынке сейчас две тенденции. Во-первых, это перепродажа абсолютно новых автомобилей. В декабре многие дилеры фиксировали продажи бюджетных автомобилей буквально автовозами. А сегодня эти экземпляры (Ford Focus, Suzuki Vitara, Hyundai Solaris) можно встретить в сети по ценам чуть ниже актуальных дилерских, но в любом случае на 10 – 15% выше декабрьского ценника. Вторая тенденция — повышение цен на непопулярные автомобили старше трех-пяти лет: Honda, Lexus, Nissan и KIA.

В ближайшей перспективе, уверены игроки вторичного рынка, значительных изменений не будет, и рынок просядет существенно меньше, чем первичный, процентов на 18 – 20. Те, кто придерживал продажу авто до лучших времен, сейчас вновь вывесят объявления. Высокие прайсы дилеров будут поддерживать высокие цены на вторичном рынке. Корректировки возможны только в тех случаях, когда цена на автомобиль неоправданно завышена. Правда, ожидать возвращения цифр 2014 г. нет смысла. Все будет решать срочность продажи. И курс рубля, конечно.

Сколько стоит доллар, столько и автомобиль

Логичным обоснованием для цен и тенденций на вторичном рынке служат перспективы рынка первичного. А на нем эксперты прогнозируют падение. В лучшем случае продажи новых машин сократятся на 35%, в худшем — упадут на 60%. Первые два месяца 2015-го не показательны. «Покупатели в автосалонах есть. Причина тому — отложенный спрос. Кто не успел купить в прошлом году, пришли за машиной сейчас. Они не откажутся от покупки, потому что автомобиль стал необходимостью, — говорит Александр Рулевский, председатель Челябинской ассоциации автодилеров. — Но в дальнейшем покупателей отпугнет рост цен и недоступность кредитов. Кроме того, в декабре было продано слишком много автомобилей — люди теперь вполне в состоянии переждать или обратить взор на рынок подержанных машин». Следует учесть также фактор повторного повышения цен. Для него, по мнению Александра Рулевского, есть все предпосылки.

Любой прогноз сейчас, по словам экспертов, — гадание на кофейной гуще, ибо кризис 2015 г. называют не финансово-экономическим, а финансово-политическим. Московские аналитики из PricewaterhouseCoopes обещают затяжной кризис вплоть до 2020 г. Александр Рулевский считает, что коллеги сгущают краски. «Я предположу, что восстановление рынка начнется уже к концу 2016 г., — замечает эксперт. — А приличные показатели продаж вернутся к 2017-му». И только когда стабилизируется первичный рынок — вторичный перестанет быть саморегулирующимся базаром.

Обсуждаемое