Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.
отличные стероиды steroid deca всегда в большом ассортименте у нас. металлические кровати двухъярусные. Тюнинг ателье в спб www.бест-ателье.рф на сайте Золи обручальные кольца под заказ фото. Где купить чистый бланк диплома. Где купить диплом куплю продам. Заказать диплом малое предприятия. Заказать диплом по праву. Заказать диплом информатика. Заказать диплом у спецов. http://kupi-diplom-v-lipetske.ru дипломы курсовые контрольные на заказ медведки кашпо алматы мацеста чай На сайте дилера Porsche www.porsche-rolf.ru продажа автомобиля Porsche Turbo Автомобильные холодильники - морозильники www.vtvoydom.ru Машинная вышивка, футболки печать логотипа


И закусить, и выпить: пищевые артефакты Урала 1 4224

Версия для печати

Всем известно, что Урал — это зона рискованного земледелия. Однако в этой самой зоне наши предки ухитрялись совершать такие трудовые подвиги, какие и героям целины не снились. Вот несколько примеров того, как блистательно развивалась пищевая промышленность на Урале до революции и как бездарно были профуканы эти достижения.

Масло на вес золота

1---shutterstock_34997728.jpg

Маслоделие в России начало развиваться после отмены крепостного права в Вологодской губернии. Вскоре маслодельные заводы открылись и в Курганском, Троицком, Шадринском и Челябинском уездах, особенно активно это происходило после постройки Великой Сибирской магистрали. В 1897 г. современными сепараторами было оборудовано 12 заводов в Челябинске и его окрестностях. Сперва артели сдавали масло конторам заграничных фирм, работавшим в городе, но вскоре начали с ними энергичную борьбу за рынок сбыта. В ноябре 1907 г. в Кургане образован Союз сибирских маслодельных артелей. Вскоре союз сосредоточил в своих руках почти все производство и продажу масла в Приуралье и Западной Сибири. В 1908 – 1910 гг. из Челябинска на внутренние и внешние рынки вывозилось масла по 3,5 млн пудов в год. К 1918 г. союз имел 2 тыс. кооперативных заводов, тысячи лавок, собственное пароходство и типографию, выпускающую «Народную газету». По объемам масло вышло на 1-е место в экспорте Уральского региона, а Россия — на второе после Дании место в мире. Премьер-министр Петр Столыпин отмечал, что маслоделие дает золота вдвое больше, чем вся сибирская золотопромышленность. В 1911 г. в Челябинске возник собственный союз маслодельных артелей, который повел конкурентную борьбу с зауральским. Председателем правления союза был назначен челябинец Заплатин, который в 1912-м наладил прочные торговые контакты с Германией и Англией. Челябинское масло экспортировалось без посредников, по твердым ценам (дороже курганского). За границу поставлялось 10 сортов: масло сливочно-столовое, чухонское сметанное, русское топленое, парижское с ореховым ароматом и т.д. Союз маслоделов владел недвижимостью в Челябинске — на углу Никольской и Исетской улиц, имел отделения в Ялуторовске, Троицке и Еткуле. В годы Первой мировой войны сбыт масла за границу прекратился, цены упали в два раза. Сибирский союз маслодельных артелей монополизировал всю заготовку масла в Сибири, и челябинцы проиграли в этой конкурентной войне. В декабре 1918-го была предпринята попытка возродить Приуральский союз маслоделов в Челябинске, но гражданская война внесла в этот план свои роковые коррективы.

Немецкий солод...

2---shutterstock_244978.jpg

Многие представители немецкой диаспоры Урала охотно вкладывали средства в сферу пивоварения. Немцы стали основателями пивоваренных заводов практически во всех уральских губерниях. Особенно велик был их вклад в пивоварение Оренбургской губернии. В 1876 г. открыт пивоваренный завод в Троицке, принадлежавший Якову Зуккеру. Завод Зуккеров носил символичное название «Восточная Бавария». Возле него вскоре вырос поселок Новая Нарезка, где выращивался ячмень для собственных нужд. Продукция сбывалась через сеть оптовых складов, которые в начале XX в. находились в Миасском заводе, Верхнеуральске, Челябинске и Кустанае. После революции Зуккер остался в Троицке, пережил гражданскую войну, добровольно передал Советской власти свой завод и остался работать там главным инженером.

Завод «Восточная Бавария» был относительно небольшим предприятием с ежегодной прибылью около 200 тыс. руб. А вот «Товарищество парового пивоваренного завода Гофманъ Е.Е. и Кo», построенное в Оренбурге в 60-е гг. XIX века, ежегодно производило пива на 400 тысяч. В начале XX века в Верхнеуральске работал пивной завод Рамсдорфа, который славился широким ассортиментом («Мюнхенское», «Баварское», «Бархатное», «Мартовское») и качеством — солод импортировали из Чехии и Канады. Конкуренцию ему составлял еще один пивзавод, которым владел Шморель Иван Августович. В Челябинске эта национально-пивоваренная традиция тоже проявилась: местную публику поил пивом пивоваренный завод, до 1916 г. принадлежавший австрийцу Венцелю. Он располагался в здании, что и по сей день стоит между ТЮЗом и Челябинвестбанком.

…и русская пена

3---shutterstock_56845789.jpg

Русские предприниматели в пивоваренной отрасли тоже не тушевались. В 1907 г. каслинские промышленники братья Злоказовы, уже владевшие винокуренными и мельничными заводами, зашли на пивной рынок Екатеринбурга, прикупив там суконную фабрику, которую затем перепрофилировали в пивной завод. Два года спустя после покупки Исетский пивзавод выдал на-гора первую продукцию. По данным «Уральского торгово-промышленного календаря», в 1899 г. в Златоусте был зарегистрирован пивоваренный завод Егора Григорьевича Пролубникова. Имелось на Урале акционерное общество «Уральская Бавария» довольно смутной национальной ориентации. По одной версии, оно принадлежало немке Адели Рамсдорф. По другой — пивной королеве из Екатеринбурга Марии Гребеньковой, которая успешно выдерживала конкуренцию таких зубров, как торговые дома Поклевских–Козелл и Злоказовых. Подкосил Гребенькову (как, впрочем, и всех остальных) объявленный в России на время войны сухой закон: 1 апреля 1916 г. она вылила в реку Исеть 35 000 ведер пива и так вот эффектно прикрыла лавочку.

Чай всему голова

4---shutterstock_94004329.jpg

В 90-е гг. XIX века, с окончанием строительства Великой Сибирской магистрали и железной дороги на Екатеринбург, Челябинск превратился в крупнейший железнодорожный узел, связавший Европейскую Россию с Сибирью. В 1899-м в город даже перевели из Тюмени таможню, через которую пропускалось ежегодно 1,5 млн пудов чая — важнейшего импортного товара, поступавшего в Россию с Дальнего Востока и из Индии. В городе были построены четыре чаеразвесочные фабрики крупнейших российских фирм: «Высоцкий и Кo», «А. Кузнецов, наследник А. Губкина», «Братья Поповы». По развитию чайного дела Челябинск занял второе место в России после Москвы. Надо заметить, что головные офисы этих фирм располагались в Москве, а все складские и производственные площади — в Челябинске. Чаеразвеска Высоцкого имела собственное здание, простоявшее до 80-х гг. XX века (военные казармы на углу пр. Ленина и Свердловского, напротив главного корпуса ЧГПИ). Контроль за качеством у челябинских чайных королей был, кстати, очень жестким. За недовесы и пересортицу работников хоть и не пороли, но рублем карали беспощадно. Ну а где чай, там и сладости: на радость местным чаехлебам в начале XX века в городе открылась конфетная фабрика Полякова и Высоцкого, выпускавшая вполне приличные конфеты, марципаны, леденцы и прочие десертные лакомства.

И питались умеренно мясом...

5---shutterstock_100039313.jpg

Железная дорога сделала переворот и в торговле степным скотом. Прежде его гнали гуртами из Сибири в центральные губернии, теперь появилась возможность колоть его в Челябинске и отправлять туши по железной дороге. Это и вызвало активное развитие сети частных и городских скотобоен. Особо среди них выделялось несколько самых крупных: бойни Маренова и Лошкарева, а также городская ското­бойня. Неудивительно, что столь стремительное развитие этого сектора подтянуло вверх и мясопереработку тех лет: в Челябинске в начале XX века работали как минимум четыре колбасные фабрики и один кишечно-моечный завод. А в 1912 г. газета «Голос При­уралья» разместила рекламу об открытии на Уфимской ул. в Челябинске нового колбасного магазина братьев Малышевых, который, судя по всему, стал прообразом современных гипермаркетов. Действительно, реклама гласила: «Имеется громадный выбор окороков и колбас. Товары изготавливаются лучшим колбасным мастером под личным вашим наблюдением».

Хлебный бум

6---DSC_0010.jpg

В начале XX века большой размах на Южном Урале получило мукомольное производство. Как отмечали современники в 1909 г.: «Из собственной промышленности Челябинска самая крупная и яркая — мукомольное дело. Развивается оно чрезвычайно быстро, теперь тут 34 паровые вальцево-крупчатные мельницы. Производство приносит владельцам 85 тыс. пудов в сутки. Для крупчатников очень выгоден перелом тарифа в Челябинске. Еще бы, к ним подвозят зерно, они отправляют дальше муку. Для них ломаный тариф одна польза: на сибирских конкурентов накладывают 8 копеек в пуд». Да, Челябинск тогда занимал первое место среди городов Урала и Сибири по вывозу зерновых и превзошел все города Урала по производительности мельниц — свыше 6 млн пудов муки в год. Сейчас от прежних достижений осталось лишь здание элеватора, торчащее над горсадом им. Пушкина как памятник былому величию.

Щербаковка — спирт на крови

7---shutterstock_155036351.jpg

Село Щербаковка Каслинского района в 70-е гг. XX века было нашей пивной Меккой: слава о тамошнем пиве простиралась от Свердловска до Челябинска. А началось все в 1907 г., когда здесь был основан Васильевский винокуренный завод, производивший 12,5 тыс. ведер 40-градусного спирта в год. Основатель завода, Василий Чеканников, был родом из крестьян и благодаря природному уму приобрел большую опытность в винокуренном деле. С начала 90-х гг. ХIХ века работал мастером на Черкаскульском винзаводе братьев Злоказовых, затем вложил заработанные деньги в покупку 140 десятин земли, на которых построил Щербаковский винокуренный завод, оборудованный по последнему слову техники. В 1918 г. большевики расстреляли Чеканникова и четырех его сыновей за саботаж, а завод был разрушен. Будущий Щербаковский пивоваренный был построен лишь в 1914 г. купчихой Полежаевой, и на нем вплоть до 1960 г. производили спирт-сырец. Лишь в октябре 1960-го здесь впервые разлили в дубовые бочки «Жигулевское». В 2007-м Щербаковский завод отметил свое 100-летие, а годом позже закрылся, не выдержав конкуренции с транснациональными пивными монополиями.

Тюбук — трезвости каюк

8---shutterstock_43733677.jpg

Первая винокурня в Тюбуке появилась в 1793 г., когда село купил заводчик Александр Ширяев и начал гнать водочку для себя. В 1861 г. новый Устав о питейном сборе допустил к бизнесу представителей подлых (низших) сословий, что повлекло массовый приток капитала в винокуренную промышленность. В числе неофитов были и братья Злоказовы из Каслей. В 1864 г. они построили Черкаскульский и Петропавловский винокуренные заводы, а в 1870-м на базе винокурни Ширяева ими же был пущен в эксплуатацию Тюбукский спиртовой завод. Мощность его составляла 20 000 дал условного спирта в год. При Советской власти предприятие стало государственным и долгие годы снабжало сырьем ликеро-водочные заводы области.

Впрочем, по алкогольной части Челябинский уезд вообще выглядел отлично: Верхнеуральский винокуренный завод заводчика Разсохина (с 1885 г.), Щербаковский винокуренный завод, Петропавловский винокуренный, спиртоочистительный и солодовый завод братьев Злоказовых, Челябинский винный завод братьев Покровских (с 1902 г.) составляли основу отрасли. Братьям Покровским также принадлежал Митрофановский спиртоводочный завод на хуторе Михайловском, который теперь вместе с хутором находится на дне Шершневского водохранилища. Самым крупным предприятием был Челябинский завод мощностью 120 тыс. ведер в год. По состоянию на 1913 г. на территории области производилось около 500 тыс. ведер спиртоводочной продукции — около 5 л на душу населения.

Выпили, подлечились...

9---shutterstock_142721347.jpg

Да что мы все о пьянстве? Здоровый образ жизни тоже был не противен челябинскому обывателю. Продрав глаза после вчерашнего, он мог легко отрезвиться газировочкой, благо в Челябинске работало целых шесть заводов искусственных минеральных вод: Баландиной, Венцель, Григорьева, Онисаренко, Фотеевой и Щедринской. А те, кто побойчее, имели обыкновение выезжать в местечко Чумляк, где бурно развивалось кумысолечение и соответственно в изобилии выпускался кумыс. В течение лета здесь оздоравливалось по нескольку сотен легочных больных, каждый из которых ежедневно выпивал по четверти (чуть более 3 л) кумыса из кобыльего молока. То есть тамошнее предприятие имело вполне внушительные объемы производства — от 36 тыс. л кумыса в месяц и более.

Комментировать



  • Перезагрузить изображение
Комментировать



  • Перезагрузить изображение
Обсуждаемое