Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.


Упорхнувшая уникальность 4046

Версия для печати

Упорхнувшая уникальность

Опорный край державы в 90-е годы ослабил надежность своих опор: ветры перемен гасили домны и останавливали конвейеры. Основной удар приняли на себя металлургическая, оборонная, машиностроительная и приборостроительная отрасли — самые капиталоемкие и интеллектуальные сферы промышленности. Многие заводы, выпускавшие уникальную продукцию, не смогли пережить этот период. О них наш рассказ.

Броня Отечества

До конца Второй мировой войны обычным средством защиты военной техники являлась катаная гомогенная броня, твердая и в то же время пластичная, чтобы противостоять снарядам. Но именно в Челябинске нашли ей замену: в июле 1941 г. на Станкостроительном заводе 78 им. Серго Орджоникидзе («Станкомаш») впервые в стране была выплавлена первая мартеновская броневая сталь, после чего предприятие стало единственным в СССР производителем деталей броневых корпусов для тяжелых танков КВ, ИС, Т-10, Т-60, артиллерийских самоходных орудий. Танк КВ-1 до сих пор хвалят за прекрасную броню. Это заслуга челябинцев, научившихся еще в то время лить лучшую в мире броневую сталь и продолжавших делать это чуть ли не до новых экономических времен.

Однако новое время не принесло военных заказов, а российские тяжелые танки стали вдруг самыми легкими (после китайских) в мире. Но их малый забронированный объем, которым так гордятся отечественные конструкторы, имеет и отрицательную сторону: пробив корпус, снаряд почти всегда вызывает пожар либо детонацию боезапаса. Тем не менее челябинские броневщики нынче выпускают нефтегазопромысловое и горношахтное оборудование, сцепки улучшенной конфигурации ТМ-120 для высокоскоростных пригородных поездов типа «Сокол». От прежнего штата работающих (20 тысяч человек) на «Станкомаше» осталась лишь десятая часть, многие производственные площадки проданы или сданы в аренду. А знаменитая литейка теплит надежды на производственные планы нового собственника.

Не тот калибр

2---shutterstock_78130717.jpg

С началом Великой Отечественной войны, когда на территорию Златоустовского машиностроительного завода им. Ленина были эвакуированы военные предприятия Москвы и Днепропетровска, площадка стала крупным производителем мин и морских снарядов.

Уникальной продукцией завода являлись подкалиберные снаряды: диаметром меньше, чем ствол, они удерживаются в стволе специальным поддоном, который при выстреле раскрывается как оперение стрелы. Считаются очень эффективным средством при стрельбе на расстояниях до 1 км. Сначала государство отказалось от заказа на подкалиберные снаряды, и предприятие перешло на выпуск мирной продукции. Оно, единственное в России, составляло конкуренцию Белорусскому тракторному, оснащая «Беларусь» собственным навесным оборудованием, выпускало гравюру, холодильники и массу всего прочего. А когда чиновники из Министерства обороны передумали, решив восстановить производство, уникальное оборудование было уничтожено. Так мы потеряли производство подкалиберки, хотя сегодня это самые распространенные в мире премиумные снаряды, устанавливаемые почти в любое орудие. Лидером в разработке и производстве боеприпасов, в том числе подкалиберных снарядов, сегодня является Федеральное государственное унитарное предприятие «Научно-исследовательский машиностроительный институт» (ФГУП «НИМИ»).

Соколы без лопаток

TASS_199192.jpg

Здесь же, на златоустовской земле, в 1900 г. началось строительство металлургического завода, а через два года была задута первая доменная печь. Златоустовский металлургический завод — это старейшее в стране предприятие по производству специальных марок стали и сплавов, имеющих повышенные прочностные и пластические свойства при низких и высоких температурах, стойких к щелочам и кислотам, предназначенных для холодной высадки и горячей обработки. А также автоматных марок сталей с регламентированными механическими свойствами. Это был единственный металлургический завод в стране, который имел право ставить на продукцию собственную марку.

Предприятие, хоть и не без проблем, работает и сегодня. Вот только производят здесь вместо десятков тысяч лишь около 1000 марок стали и сплавов. И уже не выпускают уникальную разработку школы металловедов профессора Герша Хасина — металл для лопаток турбин реактивных двигателей, работающих при температуре 1000?–?1100 0C. Так что даже если Россия попытается вернуть себе былую славу самого крупного наряду с США производителя больших самолетов, налаживать производство подобного металла придется с нуля. К тому же сейчас для тех же лопаток двигателей необходимы высокожаропрочные сплавы, содержащие до 15 элементов таблицы Менделеева и выдерживающие более высокую температуру. Разработкой технологии их получения занимаются специалисты ФГУП «ВНИИ авиационных материалов» и Государственного научного центра ФГУП «Центральный институт авиационного моторостроения им. П.И. Баранова». А серийно производить их пока некому.

Своя шкурка ближе к телу

TASS_117759.jpg

В составе производственного объединения «Абразивные заводы Урала» некогда работал крупнейший в стране завод по производству абразивных материалов. Уникальный цех рассеянных материалов и дроблений мог выпускать зерно разных фракций — размером от микрона до миллиметра, поскольку оборудование, которое изготавливает, рассеивает и разделяет по фракциям материалы, разрабатывалось и устанавливалось специально для этого производства. Здесь производили легированные, белые, синие корунды, уступающие по твердости только алмазу, кубическому нитриду бора, карбиду бора и карбиду кремния. После ликвидации производства были потеряны и кадры, и оборудование, а помещения сданы в аренду.

Отсутствие собственного абразивного производства считается одним из самых болезненных ударов по обороно­способности страны. Без абразивов машиностроители не смогут сделать ни одной детали, даже шарик от авторучки. В мирное время нужные абразивы можно купить в любой стране. В «час Ч» сразу же начинает действовать запрет на поставку абразивных материалов противостоящей стороне. Между тем сейчас абразивное производство объ­единения работает на привозном зерне и выпускает лишь наждачную шкурку.

Семь раз отмерь, прежде чем режь

5.jpg

30 эшелонов с людьми и оборудованием осенью 1941 г. прибыло из Москвы в Челябинск, чтобы на новом месте продолжать выпуск уникальной продукции, например всех приборов управления, которыми оснащались танки ЧТЗ. Так в историю челябинской промышленности вошел «Калибр» — завод измерительных приборов, проработавший с 1942-го до 1998 г. Едва ли не каждое изделие, выпущенное за это время, было выполнено по индивидуальному отраслевому заказу и не имело аналогов в стране. Контрольно-измерительные приборы нового поколения были нужны машиностроению, строителям Волго-Донского судоходного канала, нефтяной промышленности. Здесь осваивалось производство различной промышленной автоматики, был разработан малогабаритный токарный станок, открыто производство рычажных весов: из 54 наименований различной аппаратуры, выпускаемых заводом в 1960-х гг., 16 были новыми для советской промышленности. После всплеска заказов на современные приборы в 80-е гг. начался период разрушения. Количество заказчиков уменьшилось вдвое. Но и оставшихся не смогли сохранить. Раздел предприятия новыми собственниками на несколько самостоятельных производств повысил стоимость уникальной продукции в три-пять раз. К тому же по пути следования от производства к заказчику изделие обрастало НДС. Не­удивительно, что, например, объемный заказ ЮУЖД на несколько тысяч уникальных приборов был размещен не на челябинском, а на московском «Калибре» и обошелся железнодорожникам в пять раз дешевле. 4 декабря 1998 г. арбитражный суд Челябинской области признал завод банкротом и назначил конкурсного управляющего, который 15 декабря того же года подписал приказ о ликвидации предприятия.

Без глянца и лака

6---zavodfoto.livejournal.jpg

Челябинский лакокрасочный завод мы воспринимаем как самое мирное предприятие. Именно за его продукцию дрались дачники 80-х, желавшие красить крышу надежной краской. На самом деле предприятие это боевое, оно было названо героем Великой Отечественной войны, так как служило армии верой и правдой, поставляя свою продукцию для авиационной и танковой промышленности. В мирные времена это был ведущий завод в стране, который производил уникальную продукцию — краску для автопрома. Продукция челябинского предприятия использовалась для окраски грузовых машин и сельхозтехники — от «Уралов» и ЗИЛов до комбайнов «Нива» и тракторов ЧТЗ. Вполне определенно просматривались и вовсе блестящие перспективы — разработка и поставка краски для легковых автомобилей, в первую очередь, естественно, для ВАЗа. И как знать, осуществись этот проект, вполне возможно, что расцветка «Жигулей» не провоцировала бы население на то, чтобы награждать машины за схожесть синего колера презрительной кличкой «рукомойник». Сейчас нет ни перспектив работы с автопромом, ни самого производства автоэмалей и автокрасок: в новые времена ни челябинцы, ни другие отечественные производители лакокраски так и не смогли пробиться в плеяду поставщиков даже для отечественной автомобильной промышленности, и автомобильной краской на российских производствах теперь и не пахнет: автозаводы работают только с иностранной продукцией.

Который час?

TASS_151677.jpg

Когда в доме покойник, останавливают часы. Когда в стране умирает экономика, останавливаются часовые заводы. Так и случилось в 90-е гг. прошлого века: производство часов в России сократилось в 100 раз, и сейчас на месте часовых гигантов поддерживается штучное и мелкосерийное производство некогда прославленных брендов. Челябинский часовой завод «Молния» постигла именно эта судьба. После того как 21 апреля 1995 г. был убит директор Челябинского часового завода Александр Хвастунов, предприятие угасло довольно быстро: коллектив сократился с 2000 до 150 человек, а состояние производственных фондов не дает возможности для серийного производства. Между тем раньше «Молния» славилась не только бытовыми часами, но и специальными изделиями для армии. В частности, часами для самолетов и вертолетов. Выпуск механических часов специального назначения первого класса точности с диаметром механизма до 51 мм для танков, самолетов, вертолетов, подводных лодок и надводных кораблей, а также гражданских воздушных судов здесь ведется и сейчас. Но вместо серийных партий в 1000 штук сейчас завод выдает на-гора несколько штук в месяц. И уже 20 лет как практически прекратилось производство самого уникального прибора — малогабаритного изделия АЧС-1МН, авиационных часов для гражданских и военных самолетов, нечувствительных к воздействию электромагнитного излучения. На мировом рынке конкурентов челябинцам по многим модификациям АЧС до сих пор нет, лишь аналоги МЧ-856 выпускают в Швейцарии. Впрочем, на протяжении последних полутора лет завод пытается возобновить их производство, выпуская по 100 опытных образцов в год.

Комментарии эксперта

Геннадий Михайлов, профессор, доктор технических наук, декан физико-металлургического факультета ЮУрГУ, завкафедрой физической химии:

Геннадий-Михайлов.jpgУтрата нашей промышленностью уникальных производств во многом была обусловлена самой организацией производства и его разделением. На Западе все организовано несколько иначе. General Motors, к примеру, не штампует танки каждый день, но для «Бури в пустыне» 1,5 тысячи танков было сделано за три месяца. А потом предприятия концерна вернулись к выпуску традиционных автомобилей и электрооборудования. Подобной промышленной идеологии как в государственных головах, так и в головах собственников предприятий в России не наблюдается до сих пор. Между тем возвращать славу промышленной державы необходимо совместными усилиями. Государство должно предлагать адекватную промышленную, финансовую, инвестиционную политику. А каждый собственник, получивший в руки производство, должен понимать свою ответственность за его будущее развитие.

Комментировать



  • Перезагрузить изображение
Обсуждаемое