Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.

Местные переработчики, экстренно переходя с норвежской рыбы на отечественную, уже столкнулись с повышением цен поставщиков 1142

15:478 Августа 2014  Версия для печати

Запрет поставок рыбы из стран ЕС не слишком снизит объемы южноуральской рыбопереработки

Местные переработчики, экстренно переходя с  норвежской рыбы на отечественную, уже столкнулись с повышением цен поставщиков

Ограничения на ввоз в Россию некоторых продуктов, по мнению большинства экспертов, дает шанс как российской пищевой промышленности, так и южноуральским представителям отрасли. Однако, шанс этот получают в первую очередь крупные агрохолдинги, выстроившие вертикально интегрированные производственные цепочки. Между тем, в местной пищевке немало сегментов, представители которых до последнего времени работали на импортном сырье. В первую очередь, это касается местной рыбопереработки. «Самые ходовые позиции в ассортименте местных переработчиков — сельдь и скумбрия, соленая и копченая. Они чаще всего импортного производства, — говорит Юлия Чернева, владелица рыбоперерабатывающего цеха «Русская рыба». — Это норвежская рыба, иногда исландская и с Фарерских островов. У нас например, в этих позициях, доля импорта доходит до 70%. Хотя в последнее время растет объемы сельди мурманской и архангельской».

Тем не менее, замещать норвежскую продукцию южноуральские компании готовы. «Больше всего могут пострадать те компании, которые работают в высоком сегменте — на семге и форели. У игроков из бюджетной ниши есть место для маневра, — говорит Николай Мещеряков, частный предприниматель, владелец рыбоперерабатывающего цеха. — Во-первых, потому что в нашем ассортименте не только сельдь и скумбрия, но еще минтай, килька, мойва, дальневосточная горбуша. Во-вторых, наши поставщики уже ищут альтернативу. Норвежскую рыбу, конечно, будет жаль — она лучше по вкусовым качествам, по упаковке. Но я, например, уже два месяца ее не закупаю». С коллегой соглашается и Юлия Чернева: «Норвежская сельдь, как правило, лучше упакована, лучше калибрована, из нее меньше получается несортовой продукции, — говорит эксперт. — Но в нашей истории были года, когда мы работали только на сельди российского улова, так что причин для паники я не вижу».

При этом стоит учесть и местную специфику этой отрасли — у части крупных региональных переработчиков, владеющих своими водоемами, доля импортного сырья и раньше была невелика. В прайсах Кыштымского рыбоводного хозяйства, Челябрыбхоза, рыбозавода «Балык» пелядь, карп и судак с уральских озер занимают не меньше строчек, чем океаническая рыба.

Главный вопрос, который беспокоит представителей этого сегмента сейчас — это вопрос цены. «Архангельская и мурманская сельдь и скумбрия традиционно были дешевле норвежской. И если поставщики не поднимут цены, население может даже не ощутить последствий запрета, — говорит Юлия Чернева. — Но я в это не верю — поставщики сейчас в шоке, многие не работают до понедельника. У некоторых уже на 20-30 руб. вырос ценник на горбушу, причем дальневосточную, а не импортную. Думаю, что раз спрос вырастет, то цены поднимут и отечественные промысловые хозяйства».

Комментировать



  • Перезагрузить изображение

Статьи по теме:

Обсуждаемое