Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.

Слабый градус запрета 3919

00:0027 Февраля 2014  Версия для печати

Меры, предлагаемые властью, не остановят поток контрафактной водки из Казахстана на Урал

Слабый градус запрета

Власти наконец-то озаботились проблемой контрафактного алкоголя, льющегося рекой на российский рынок из стран-партнеров по Таможенному союзу — на этой неделе  заместитель председателя комитета по экономполитике и предпринимательству Виктор Звагельский внес в Госдуму проект поправок к федеральному закону «О госрегулировании алкогольного рынка». Будучи принят, он лимитирует легальный ввоз алкоголя из Казахстана и Белоруссии для физических лиц — допустимая норма на одного человека будет ограничена 5 литрами спиртного.

В пояснительной записке к законопроекту его инициатор указывает на масштаб проблемы — выпадающие доходы бюджетов субъектов РФ от незаконного оборота казахстанского контрафакта за шесть месяцев прошлого года составили около 300 млн руб. «Случаи нахождения в незаконном обороте казахстанской водки фиксируются не только в приграничных районах Приволжского, Сибирского, Уральского и Южного федеральных округов, но и в таких крупных областных центрах, как Волгоград и Тюмень», — отмечает депутат.

Южный Урал как регион сопредельный хлебнул казахского алкоголя по полной. «В Магнитогорск идут уже фуры с казахской водкой, — живописует картину журналистам федеральных СМИ владелец магнитогорской компании «Дело и К» Сергей Колебанов.— Навар с одной фуры для поставщика — 600–700 тыс. руб: в Казахстане водку с завода отдают по 30 руб. за пол литровую бутылку. Перевезя через границу, товар скидывают местному оптовику по 50–80 руб. В магазинах его в открытую продают уже по 120 руб. за бутылку, хотя это ниже установленной государством минимальной цены». Челябинские торговцы алкоголем несут не меньшие убытки, чем магнитогорцы. «За последние полгода продажи у нашего оптового подразделения упали на 40%, — говорит генеральный директор сети «Мавт» Вячеслав Сафронов. — Но только в сегменте дешевой водки, об импортных коньяках, виски, винах, речь не идет. Контрафактный коньяк из Казахстана тоже представляет собой намного меньшую угрозу. Да и в нашей розничной такая ситуация не наблюдается — мы все же ориентированы на несколько иную аудиторию. А вот опт проседает, и не только у нас — у других оптовиков и дистрибьюторов положение примерно такое же».

Другое дело, что перекрыть кран крепкому контрафакту теми мерами, что предлагаются сейчас, вряд ли удастся, как не удалось это сделать с поставками контрафактных табачных изделий. Даже если  поправка будет принята, максимум что будет грозить нарушителям — это штраф в размере от 3 до 5 тыс. руб. и конфискация товаров, являющихся предметом административного правонарушения. Установить более жесткие санкции Административный кодекс не позволяет, а поскольку Таможенный союз предполагает единое экономическое пространство, с точки зрения закона, речь не может идти и о контрабанде.

Между тем, с гармонизацией ставок алкогольных акцизов власти Республики Казахстан не особо торопятся, даже обещанный в этом году их двукратный рост проблему вряд ли решит. Действительно, в прошлом году доля акциза в стоимости российской поллитры составляла 80 руб. (с 2014-го — 100 руб.), а в казахской водке — около 22 руб. «То, что на проблему обратили внимание, конечно же, радует, — резюмирует Вячеслав Сафронов. — Но предлагаемые штрафы проблему не решат, они должны быть минимум на порядок больше. Ведь прибыль с одной контрафактной бутылки — около 100 руб. А если ввозить казахстанскую водку «в белую», она будет неконкурентоспособна — бутылка будет стоить столько же, сколько и российские аналоги». 

Комментировать



  • Перезагрузить изображение

Статьи по теме:

Обсуждаемое