Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.

Пушистый номер раздора 27 3442

00:005 Февраля 2014  Версия для печати

Дело о породистой кошке зашло в тупик из-за пробелов в законах и исполнительном производстве

Пушистый номер раздора О необычном процессе, участники которого делили в суде породистое животное — кошку сибирской породы «Курс дела» уже писал, поскольку информационный резонанс, связанный с этим делом, привлекал внимание к бизнесу, который многие и бизнесом-то не считают — разведение домашних питомцев чаще воспринимается как хобби, которое при удачном стечении обстоятельств может принести еще и немалые деньги.
 
Тогда нами было высказано предположение
, что отсутствие правовых норм, регулирующих вопросы, связанные с нетипичными «одушевленными» видами имущества, не даст возможность быстро поставить точку в этом споре. И как в воду глядели — тяжбы и разбирательства семейной пары Дениса и Ирины и питомника «Сибирское княжества» длятся вот уже почти год: в марте 2013-го заводчик подал первый иск к ответчикам, требуя вернуть животное, которое передал им три года назад. Сделку тогда не оформляли так, как должно — на руках у истца осталась родословная, договоры купли-продажи и документы на животное ответчики не получили.
 
К середине лета, пройдя несколько инстанций, дело было решено следующим образом: кошку и ее потомство, которых первый суд присудил возвратить истцу «в комплекте», разделили — в соответствии с положениями статьи 136 ГК РФ, закрепляющими право собственности на результаты использования имуществом за его пользователем, котят ответчики могли оставить себе, а кошку должны были вернуть. А если решение суда исполнить невозможно, выплатить истцу 108 с половиной тысяч рублей — стоимость животного и его потомства по оценке экспертов, привлеченных истцом, которая, впрочем, совершенно не адекватна ценам, сложившимся на челябинском рынке домашних питомцев.

Вот только выполнить решение судебные приставы не сумели: кошка — это все же не автомобиль, который легко идентифицировать по марке, документам, номерным знакам и серийным номерам. Хотя регистрационных номеров у животного немало — породистая кошка оказалась идентифицирована сразу по нескольким международным системам, включая регистрационный номер, номер родословной и номер микрочипа, который ей вживили для участия в международных выставках. Но определить "на глаз", соответствует ли хоть одна из нескольких кошек, проживающих в доме ответчиков, "серийному номеру", указанному в решении суда, судебные исполнители не смогли. А специального прибора, чтобы прочитать данные микрочипа в арсенале службы предсказуемо не оказалось. Не смог этого сделать и приглашенный эксперт-фелинолог. Тем не менее, на неопознанный предмет спора был наложен арест в полном соответствии с должностными инструкциями и существующими нормами.

Позицию сторон в этом конфликте иначе как русской поговоркой о косе, которая нашла на камень, не охарактеризуешь. Несмотря на то, что после «кошачьего ареста» ответчики выплатили озвученную судом сумму, исполнительное производство по делу было прекращено, у заводчика нашлись поводы для новых исков и возражений. Выплаченные средства так и остались на счету службы судебных исполнителей
владелец питомника хочет получить назад именно кошку, а не деньги за нее.

Последний на сегодняшний день судебный документ стороны получили на руки на прошлой неделе. Это судебное определение от 21 января, которое оставляет в силе решение суда о выдаче «или кошки или денег». Правда несколько фраз из результативной части документа, позволяет сделать два вывода: это еще не конец изрядно затянувшегося конфликта, и действующие нормы права просто не позволяют адекватно разрешать такие споры.

Действительно, в определении фигурирует обескураживающая формулировка о том, что «письменные доказательства не могут являться средством идентификации кошки, как и чип». По мнению суда, «идентифицировать кошку должен сам собственник», для этого ему необходимо «определить ее принадлежность, т.е. выразить свое истинное волеизъявление при передаче животного и определить ее принадлежность взыскателю». Не трудно догадаться, что подобное волеизъявление из-за его полной субъективности легко станет причиной для судебных действий уже со стороны нынешних ответчиков, что рискует закольцевать судебные разбирательства на неопределенный срок.

Впрочем, вне зависимости от того, станет ли этот спор прецедентным делом, разбирательство вокруг ни в чем не повинного животного уже создало прецедент, если не в судебной практике, то, как минимум в среде заводчиков породистых кошек и тех, кто пользуется их услугами. Вряд ли кто-то из них отважится совершить сделку с породистым животным без надлежащего оформления.

Статьи по теме:

Обсуждаемое