Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.


Семирамида по-челябински 2015

Версия для печати

Кризис переориентировал спрос на садоводческом и ландшафтном рынке в сторону местных питомников, выращивающих декоративные и садовые культуры.

image_rynki_09_93.jpgЭкономический кризис, как ни странно, стал стимулирующим фактором для российского рынка посадочного материала. В предыдущие годы импорт садовых растений из Польши, Германии и Голландии на фоне подъема экономики в России сформировал у нас потребительский спрос, что само по себе уже хорошо. Но в то же время европей¬ские производители благодаря отлаженному массовому производству, налоговым льготам и доступу к дешевым и длинным кредитам смогли снизить себестоимость своих растений до недостижимо малых для наших питомников сумм, чем спровоцировали волну банкротств российских предприятий. И в этом смысле кризис дал «нашим» шанс для развития: повышение курса европейской валюты уже сегодня привело к подорожанию импорта, следовательно, к повышению конкурентоспособности отечественного посадочного материала. Как используют эти возможности местные производители и как изменился рынок уральского питомниководства?

Аналитики отмечают, что сезонная емкость уральского рынка питомниководства для садов, парков, приусадебных и дачных участков составляет $250–300 тыс., а темпы его роста превышают 25% ежегодно. Частное строительство и городское озеленение растут ощутимыми темпами даже в кризис. А земля, пусть даже на гранитных скалах, обладает мистическим свойством родить из семечка дерево, из черенка — кустик.

Из какого семечка зародилось деревце. Немного истории

В 70-80-х годах прошлого века в СССР было 820 питомников, которые производили в год около 80 млн саженцев плодовых, 50–60 млн ягодных кустарников, более 1 млрд саженцев земляники. В каждой области в системе жилкоммунхоза обязательно существовал большой специализированный питомник. Кроме этого, были питомники управления автомобильных дорог и отделений железных дорог. Основными потребителями продукции государственных питомников были тоже государственные учреждения — тресты зеленых насаждений, коммунальные службы городов и сел, заводы, школы, больницы и т.д. В системе Минжилкоммунхоза вопросами озеленения и питомников по Челябинску занималось отдельное управление «Горзеленстрой» («Горзеленхоз», контора зеленого хозяй-ства, «Совхоз декоративно-цветочных культур»). Резкое уменьшение спроса на посадочный материл в первые постсоциалистические годы сначала привело к значительному уменьшению объемов выращивания, а потом к закрытию большинства питомников декоративных культур по всей стране. Возрождение спроса, а следовательно, и интереса к питомниководству аналитики отмечают только в последние 4 года.

Для какого деревца зарывалось семечко. Тенденции рынка питомниководства
 
Переориентация спроса на отечественного производителя посадочного материала связана не только с вопросом цены, но и с перспективами произрастания приобретенного материала. На Урале сейчас есть питомники, где можно покупать неплохой посадочный материал и, что очень важно, выросший в нашем климате и хорошо приспособленный к нашим условиям. При соблюдении правил выкопки, транспортировки и посадки приживаемость этих растений близка к 100%. Но в большинстве наши питомники еще очень молоды и крупного материала в них пока нет, а в последнее время в ландшафтном бизнесе заметно вырос спрос именно на крупномеры. Поэтому на фоне снижения закупок импортной «мелочи» растения высотой 4–5 м и выше продолжают свое переселение из Германии и Польши на лужайки элитных коттеджей. Продаются они, как правило, по 20–30 тыс. руб. за штуку. Стандартный 10–12-летний (около 1 м в высоту) саженец ели стоит значительно дешевле — от 1 тыс. руб. Питомников, которые выращивали бы у нас лиственные и хвойные крупномеры, к сожалению, пока нет. Они слишком молоды и смогут выдавать хороший крупномерный посадочный материал только лет через десять. Растения же, выкопанные в лесхозе, имеют очень низкое качество, а стоят при этом дороже, чем в немецком питомнике.

Но достойную конкуренцию крупномерам составляет местный «средний» контингент: декоративные красиво цветущие кустарники и «экзотика», приученная уральскими селекционерами к капризам уральского климата. Это касается и декоративных, и плодово-ягодных культур. Еще одна характерная тенденция отечественного рынка от всех прочих — полное отсутствие специализации. Во всем мире питомниководческий бизнес четко структурирован. Одни питомники занимаются только тем, что выращивают сеянцы.
Другие покупают эти сеянцы и подращивают молодые деревца-подростки. Третьи покупают эти деревца и доращивают их до взрослого состояния. Кто-то специализируется на разведении кустарников, кто-то занимается многолетниками, кто-то — хвойными. Одним словом, специализация — главный тезис дня. Но на российском рынке нет питомников, в которых можно было бы запросто купить десятки тысяч сеянцев и тысячи молодых деревьев хорошего качества, разнообразного ассортимента и по конкурентной цене. В России выбирают свой путь: выращиваем все с семечка, с череночка.

Infogr.gif

«Вот мужик. А вот оно — дерево». Основные игроки на рынке посадочного материала
 
Если говорить о структуре российского рынка как игрового поля, то на нем присутствует несколько команд. Первая — старейшие советские питомники, существующие не один десяток лет. Как правило, занимают огромные площади от 50 до 100 га. Иногда и более. Чаще всего эти питомники являются составными частями государственных унитарных предприятий местных зеленхозов. Выживают все они в основном за счет огромных госзаказов. Но это именно выживание, а не процветание и развитие. Основные фонды в таких питомниках, как правило, изношены и совершенно не соответствуют сегодняшним требованиям рынка. Не хочется в этой связи говорить о челябинском рынке. Обидно.

Вторую группу представляет огромное количество точек, принадлежащих крупным торговым и ландшафтным фирмам, которые позиционируют себя как питомники, но являются только площадками для передержки растений, привезенных из-за границы. В лучшем случае они занимаются доращиванием.

Третья группа — питомники от 1 до 5 га при ландшафтных фирмах. Созданы под себя — посадочный материал в основном используется для собственных клиентов. Выращиваются чаще всего многолетники, иногда кустарники.

Очень перспективна для рынка четвертая группа — новые частные питомники площадью от 5 га и более. Основной деятельностью является именно выращивание растений. Как правило, продают молодой посадочный материал: многолетники, кустарники, реже — деревья.

Еще один способ сегментировать рынок посадочного материала — географический. Здесь весь посадочный материал можно условно разделить на «региональный», «федеральный» и импортный. В отличие от первого, «хозяйского», второй и третий игроки — фигуры переменные: появились, исчезли, вновь появились. Все больше на прилавках да на сельскохозяй-ственных выставках. Естественно, что основной бизнес такие компании делают на продаже семян и «мелочевки». Но есть такие, кто, наладив постоянные контакты с крупными компаниями ландшафтного дизайна, начинают конкурировать с местными производителями, занимая постоянную нишу. Среди них: московская «Садовая компания «Садко» с ее березами (Пурпурная, Разрезнолистая и Юнга) и кленом Фламинго; садовый центр декоративного питомника «Радованье» (Ивантеевка), «Садовый рай» (не путать с «Райским садом»), Садовый центр «Виктория» (официальный представитель московского «Опытно-селекционного питомника» в Уральском и Западно-Сибирском регионах), питомник «Сады Урала» из Екатеринбурга и некоторые другие. В общей сложности они занимают небольшую долю челябинского рынка и работают по постоянным договорам с ландшафтниками.

Импорт, несмотря на не самые благоприятные уловия для продвижения на нашем рынке из-за взлетевшего курса валют, по-прежнему присутствует. Представлен он уже упоминавшимися элитными немецкими и польскими крупномерами, поступающими на заказ, посадочным материалом из Голландии (увы, не самым лучшим), южными «нелегалами» (растениями из теплых краев, не переносящими наших зимних условий) и уж совсем «увы» — откровенными фальсификатами (бывало, когда в качестве груши неискушенным садоводам предлагались... тополя). И, к сожалению, они оттягивают на себя довольно значительную долю рынка (вместе с «официальным» импортом — порядка 35%).

Местные игроки представлены пока не самой большой командой, которую можно разделить на «бывалых» и «юных, но перспективных». Это все еще выживающий «Горзеленстрой», 20-летний «Плант», ученый ГНУ ЮУНИИПОК, «Эко-сервис» и его 10-летний опыт, агрофирма «Саженцы» и менее опытные, но амбициозные компании «Вита-Арт», «Ильменский сад», «Кедр» и некоторые другие (порядка 8 компаний и агрофирм в Челябинске и ближайших пригородах). И это все без учета фирм, выращивающих декоративные, плодово-ягодные и овощные культуры не как посадочный материал. Если в целом рассматривать общий состав игроков, опираясь не на количественное присутствие компаний, а на объемы реализуемой продукции, то импорт, «псевдоимпорт» и варяги из соседних регионов пока опережают местных производителей.

«Я верю, саду цвесть...». Перспективы развития регионального питомниководства
 
Эксперты предполагают, что объемы отечественного производства посадочных материалов будут постоянно увеличиваться и вытеснять с рынка импорт. Однако развитию рынка могут значительно помешать некоторые специфиче-ские «российские» факторы.

Прежде всего необходимость вписываться в мировой рынок с нулевой отметки при наличии жесточайшей конкуренции. Что делать местным производителям, если клиенты хотят иметь шестиметровые деревья немецкого качества? Во-вторых, проблема инвестиций. По экспертным оценкам, для раскрутки питомника площадью от 20 до 40 га потребуется (только для начала!) около 1,5 млн евро. Не менее актуален и земельный вопрос. В черте города и в непосредственной близости от него получить землю, пригодную для питомника, в собственность или долгосрочную аренду — задача практически невыполнимая. Еще одна проблема — разруха на отечественном рынке оборудования для питомников. Большинство заводов, которые производили такую технику, либо ликвидированы, либо выпускают морально устаревший хлам. Западное оборудование после уплаты всех пошлин и транспортировки обходится российскому питомнику процентов на 60 дороже, чем европейскому. Так же остро стоит вопрос с квалифицированными кадрами: с одной стороны, почти полностью разрушена полноценная система профессиональной подготовки кадров, с другой — за годы перестройки утрачен практический опыт работы на земле. И, наконец, климат, куда ж от него деться. Период вегетации на Урале меньше, чем в Голландии, Германии, Польше и даже Прибалтике. Плюс резкие перепады погоды в условиях континентального климата. Все это тоже в минус конкурентоспособности с Западом.

Комментировать



  • Перезагрузить изображение
Обсуждаемое