Курс дела.
Деловой портал Южного Урала.
ќтличные стероиды steroid deca ¬сегда в большом ассортименте у нас. ћеталлические кровати двухъ¤русные. Тюнинг ателье в спб www.бест-ателье.рф на сайте Золи обручальные кольца под заказ фото. Где купить чистый бланк диплома. Где купить диплом куплю продам. Заказать диплом малое предприятия. Заказать диплом по праву. Заказать диплом информатика. Заказать диплом у спецов. http://kupi-diplom-v-lipetske.ru дипломы курсовые контрольные на заказ медведки кашпо алматы мацеста чай На сайте дилера Porsche www.porsche-rolf.ru продажа автомобиля Porsche Turbo


Ход породистым конем 1 3682

Версия для печати

Фото: Алексей Оливенко

Разведение породистых лошадей в Челябинской области после банкротства и ухода с рынка племенного коневодства конезавода «Дубровский» полностью оказалось в частных руках.

Aleksei-Olivenko-4974.jpgМимо конефермы Юрия Крестникова не проедешь: поселок Яринка, что в Уйском районе, небольшой и конюшни как-то сами собой оказались в центре деревни. После недавнего и, по твердому убеждению местных жителей, преднамеренного банкротства местного совхоза конеферма автоматически стала в поселке единственным, не считая магазина, «градообразующим предприятием». Часть лошадей, содержащихся в ее денниках, принадлежит хозяину фермы, часть — другим коневладельцам. Владелец орловского рысака Беспредела и еще нескольких лошадей Александр Пономарев, к слову сказать, живет вовсе не в Яринке, а в Миассе. За содержание коней Крестникову платят порядка 8 тыс. руб. в месяц. Но на других конефермах, тех, что находятся поближе к областному центру, расценки повыше и иногда месячная плата доходит до 20 с лишним тысяч. Но это уже, по мнению яринского коневода, форменная обдираловка.


Коневодство без гламура

Гламура в яринской конюшне ноль — денники отсвечивают в темноте известкой, пахнет навозом — все как и должно быть в лошадиной епархии. Почти все лошади уже на выгоне, отъедаются после зимы. В денниках остались звезды фермы — орловские рысистые: Беспредел (домашняя кличка Бес) и кобыла Риска. Первой напоказ к приезжим журналистам выводят красавицу Риску. Пока ее седлают, Крестников, наездник первой категории и просто человек, фанатеющий по лошадям, выбирает из ее расчесанного волосок к волоску хвоста пару запутавшихся стружек. Риску выводят под уздцы во двор, где под ногами пружинят перепревшие солома и навоз. Кобыла — прямо невеста на выданье: холеная, лоснится на солнышке и нервно реагирует на фотографа. Лошадь успокаивается рядом с Ниной Широкой, она местная жительница и, как утверждает Юрий Николаевич, жокей от бога. Мгновение — и девушка в седле. Кортежем из двух машин и лошади с наездницей выдвигаемся к еще одной местной достопримечательности — ипподрому.

Метров 200 едем по бездорожью на край деревни. Ипподром виден издалека благодаря сваренным из стального профиля и выкрашенным голубой краской компактным трибунам. Дорожка ипподрома еще напитана талой водой, и Риску по кругу не пустили, рысила она только выборочно по сухим местам. Лошадь хоть и участвовала уже в соревнованиях, придя, к слову, второй на Кубке Уфы, на тренировках не выкладывается. Такая тактика выбрана специально. Эта кобыла еще свое возьмет, уверены и владелец лошади, и ее тренер. Последние соревнования, в которых она приняла участие и пришла четвертой, были местного розлива. Традиционно в Яринке 7 марта проходят бега, посвященные и Масленице, и Международному женскому дню. Народу собралось много, местный конезаводчик уверен, что на праздник съехалось более 5 тыс. человек. Лошадей привезли со всей области и даже из соседней Башкирии, вот до чего народ охоч до азарта и лошадей. Однако, по твердому убеждению владельца яринской конюшни, запрет тотализатора на ипподромах страны нанес жестокий удар по коневодству. Именно доходы от ставок обеспечивали финансовую подпитку заводчикам лошадей, ведь призы на соревнованиях часто приносят только моральное удовлетворение. Например, за первенство на состязаниях федерального уровня можно получить премию 5 тыс. руб. Расходы на транспортировку животного зачастую в два-три раза больше. Плюс плата за выступление жокею (2–3 тыс. руб.) и другие накладные расходы. Все это превращает коневладение в дорогостоящее хобби. Если прибавить траты на содержание лошади и цену упряжи (70–80 тыс. руб.), а также цену качалки — легкой тележки для бегов (призовая стоит 45 тыс. руб.), начинаешь понимать, что лошадь по-настоящему дорогое удовольствие. Качалок к тому же нужно иметь как минимум две — рабочую и призовую. «Иностранцы, когда узнают, что у меня есть лошади, сразу с особым пиететом смотрят. За границей только богатые могут позволить себе содержать дорогих и прихотливых животных, — комментирует ситуацию владелец нескольких орловских рысаков Александр Пономарев. — На самом деле назвать себя состоятельным человеком я не могу. Просто лошадей очень люблю». Вот и Крестников вместо того, чтобы провести газ в свой дом, купил призовую качалку, жена была недовольна.

Aleksei-Olivenko-4825.jpgЧастным порядком

«Запомните, орловские рысаки не скачут, они рысят», — комментирует выездку Беса, сменившего на дорожке ипподрома Риску, Юрий Крестников. Википедия утверждает: резвая рысь орловцев не имеет аналогов в мире. Благодаря этой и еще многим особенностям породы орловские рысаки и считаются национальным достоянием России. Сегодня породистые престиж и гордость страны сосредоточены, во всяком случае в Челябинской области, на небольших частных конефермах. На первый взгляд, ничего опасного в этом факте нет, даже некоторое торжество капитализма просматривается. Однако, к примеру, ценители орловской породы во Франции, обеспокоенные судьбой наших рысаков, создали даже общество по их сохранению. Благодаря Году Франции в России на Московском ипподроме в январе 2009 г. прошли соревнования. Яринский коневод выступил на них как наездник, пришел пятым из десяти. Однако на конеферме представить Юрия Николаевича в щегольской амуниции наездника трудно, на нем камуфляж, на ногах резиновая сапоги — самая удобная одежда для работы на конюшне. Остальные работники конефермы дресс-кодом от хозяина не отличаются — чистить денники в камзоле все же моветон.

К тому, что лошади из Челябинской области на российских соревнованиях занимают первые места, те, кто в лошадиной теме, уже привыкли. Президент ассоциации рысистого коневодства Челябинской области, судья всероссийской категории по испытанию рысистых лошадей Владимир Жуков вспоминает громкую победу челябинцев на Кубке УрФО, который проходил в Тюмени в 2004 г. Уже тогда из 23 лошадей, выставленных от области, только три были представлены конезаводом Aleksei-Olivenko-4972.jpg«Дубровский», остальные принадлежали частным владельцам. С тех пор традиционно участвуя в соревнованиях «Приз Кипра», «Приз Ковбоя» (проходят в Уфе и посвящены легендарным орловским рысакам Кипру и Ковбою) и других состязаниях достаточно высокого уровня, лошади из южноуральских конюшен берут массу призов. Юрий Крестников с горечью комментирует эту ситуацию: «Объявляют на соревнованиях: победила Челябинская область, а что сделала область для этих побед?».

Действительно, племзавод «Дубровский» приказал долго жить. Лошади, проданные, как и положено при банкротстве, с молотка, ушли в частные руки и теперь содержатся в конюшне Калининского совхоза в Брединском районе. Однако эта конеферма не входит в негласный табель о рангах конных клубов и частных владельцев, занимающихся в Челябинской области на профессиональном уровне разведением породистых лошадей. В свою очередь, гос­поддержка, которая по специальной программе должна оказываться коневладельцам, до тех, кому она положена, практически не доходит.

В Ренессанс рысью

Пока рассаживались по машинам, чтобы отправиться за околицу проинспектировать лошадей на выпасе, по яринской улице пролетела телега на резиновом ходу, запряженная резвой кобылкой. «Лошадка с нашей фермы», — с чуть заметной гордостью отметил Крестников. Несмотря на практически полное отсутствие интереса у местной молодежи к жокейской профессии, лошадиная тема в деревне переживает ренессанс. Многие держат на своем подворье Aleksei-Olivenko-4903.jpgмини-табуны неприхотливых башкирских лошадок, но, как драгоценные камни в простой оправе, попадаются в них и орловские рысаки. Статусная лошадь — и забава, и предмет гордости хозяина, и неисчерпаемый источник положительных эмоций. «У нас как будто отсчет времени назад пошел, покупают не технику на подворье, а лошадей», — комментирует ситуацию один из жителей Яринки, заехавший на пару слов к Крестникову.

Все вместе едем в поле, туда, где лошади свободно пасутся в редкой березовой роще. «Вон арабский жеребец, это русская рысистая, эта кобыла скоро принесет жеребенка», — Юрий Николаевич готов каждой дать развернутую характеристику. И пусть кое-где еще лежит снег, лошади сосредоточенно пасутся, аристократично пополняя рацион только что проклюнувшейся зеленью. Зима для породистых лошадей испытание серьезное, особенно такая суровая, как в этом году. 

Без жокеев

В сущности, Яринка могла бы стать кузницей наездников и жокейских кадров, поскольку альтернативных занятий для самоутверждения у местной молодежи почти нет. Но жизнь гораздо сложнее простых математических выкладок, а потому в очередь за допуском на конюшню никто не ломится. Жокей получает за выступление на соревновании порядка 2 тыс. руб., но соревнования проходят нечасто. Даже если жокей востребованный и сможет за сезон выступить 10 – 15 раз, доход по нынешним меркам более чем скромный. Тем более что наезднику обязательно надо соблюдать дресс-код: шлем стоит 100 евро, камзол от 3 до 7 тыс. руб., сапоги от 1,5 до 2 тыс. руб.


Комментировать



  • Перезагрузить изображение
Комментировать



  • Перезагрузить изображение
Обсуждаемое